Уловки наркоконтроля

                                  Уловки наркоконтроля

     Не секрет, что сегодня к уголовной ответственности по делам о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ (официальное название) привлекаются, как правило, рядовые потребители наркотиков.

     Почему, именно так, а не иначе работает наша правоохранительная система, почему зачастую создается лишь видимость борьбы с наркомафией. Направленность работы органов, призванных бороться с незаконном оборотом наркотиков, именно против наркопотребителей позволяет регулярно привлекать к ответственности большое количество людей, что отлично вписывается в существующую «палочную систему» (при такой системе работа сотрудников правоохранительных органов оценивается по количественным показателям, в данном случае по количеству выявленных и «раскрытых» преступлений). Основной вид наказания по таким преступлениям – лишение свободы, в некоторых случаях, условно. Закон предусматривает за хранение наркотиков уголовную ответственность до 3-х лет лишения свободы, начиная со значительного размера (часть 1 статьи 228 Уголовного кодекса). Давайте посмотрим, что такое этот «значительный размер». Например, для героина, значительный размер начинается с полуграмма. Существующая судебная практика не делает различий между «чистым» наркотиком и хранением содержащей его смеси, то есть уголовная ответственность за хранение наступает независимо от процентного содержания наркотика в смеси. Нельзя не признать, что к ответственности привлекаются и лица, действительно причастные к наркоторговле (в основном, исполнители, курьеры). Однако в общей массе их не так много. Так, Верховный Суд РФ включил в свой обзор следующий пример. Астраханским областным судом отменен приговор Трусовского районного суда г. Астрахани от 24 декабря 2009 г. в части оправдания С. по ч. 1 ст. 228 УК РФ. С. было предъявлено обвинение в незаконном изготовлении, приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства — смеси гашишного масла количеством 2,92 г. Оправдывая С., суд в своих выводах, основываясь на заключении эксперта, признал установленным, что у С. была обнаружена смесь частиц растения табака и наркотического средства растительного происхождения кустарного изготовления — масла каннабиса (гашишного масла) и количество гашишного масла в смеси составляет 0,37 г, что не образует размера наркотического средства для привлечения к уголовной ответственности, установленного постановлением Правительства РФ от 07.02.2006 N 76. Однако суд не учел, что наркотическое средство, обнаруженное и изъятое у С., входящее в состав смеси, — гашишное масло включено в Список I наркотических средств, запрещенных к обороту на территории Российской Федерации, и, по смыслу уголовного закона, размер наркотического средства, входящего в состав смеси, должен определяться исходя из веса всей смеси. Такой вот «смысл уголовного закона», очевидно выгодный правоохранительной системе, работающей по «палочному» принципу. Героин в чистом виде встречается редко, в основном под его видом продают изрядно разбавленную смесь. С учетом этого для наркозависимых «со стажем» требуется для однократного приема около 5 грамм такой смеси, а это уже крупный размер, тяжкое преступление и до 10 лет лишения свободы (с учетом изменений с 1 января 2013 года вступил в силу Федеральный закон от 01.03.2012 г. № 18-ФЗ  и Постановление Правительства РФ от 01.10.2012 N 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ…для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

  С другими наиболее распространенными наркотиками (психотропными веществами) ситуация обстоит следующим образом (указан значительный/крупный/особо крупный размер в граммах): гашиш – 2/25/10000, амфетамин – 0,2/1/200, кокаин – 0,5/5/1500, конопля – 6/100/100000.

   Каковы приемы, с помощью которых наркоконтроль (полиция) выявляют «наркопреступников»? Приемы эти на первый взгляд незамысловаты. Только вот для наркозависимого, охваченного «ломкой», смысл действий полицейских или сотрудничающих с ними его братьев по несчастью не всегда может лежать на поверхности. На сегодняшний день распространена следующая «схема». Работник полиции подходит к наркоману и, принимая вид страдающего от «ломки», просит дать ему «дозу», предлагая за нее зачастую двойную цену. Наркоман, для которого такая сделка – «манна небесная», берет деньги, покупает у наркосбытчика две дозы, одну оставляет себе, вторую передает «покупателю». Чаще роль «покупателя» играет не полицейский, а настоящий наркоман, под угрозой «сесть за решетку»принужденный играть эту роль. «Продавца» зачастую следователи привлекают за сбыт. Грань между оценкой действий такого посредника как «сбыт» (ст. 228.1 УК) или как «приобретение без цели сбыта» (ст. 228 УК, значительно менее тяжкое преступление) очень тонка. В силу понятных причин точки сбыта наркотиков полицейские разрабатывают не столь активно. В ряде случаев работники полиции сами объективно заинтересованы в их существовании, так как можно ничего не делать 25 дней в месяц, а затем за несколько дней представить следствию необходимое количество раскрытых преступлений по ст. 228 УК РФ (в отношении наркопотребителей, закупающихся на этой точке). Безразлично относятся к тому, как доказывается виновность в приобретении и хранении наркотиков, и сами обвиняемые в этих преступлениях. Судебная практика свидетельствует о том, что даже те лица, которые привлекались к уголовной ответственности за приобретение наркотиков, не всегда понимают, за что же их наказали, если и обвинение и суд признали, что факт приобретения наркотиков не был установлен ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства по делу, а был установлен только факт хранения. По уголовному делу в отношении К., рассмотренному Гусь-Хрустальным городским судом Владимирской области (приговор от 5 июля 2010 г.), органами предварительного следствия действия К. были квалифицированы как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере. Суд исключил квалифицирующий признак незаконного приобретения без цели сбыта наркотических средств в связи с тем, что органами предварительного следствия не установлено событие преступления — время, место и обстоятельства приобретения К. наркотических средств. Как правило, никто из обвиняемых не может объяснить, что значит «крупный размер наркотических средств» и чем он отличается от «особо крупного размера». Многие обвиняемые впервые узнают от адвоката о том, что если бы они добровольно сдали наркотики до начала выемки или обыска и активно способствовали раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, то их в ряде случаев обязаны были освободить от уголовной ответственности. Тем самым законодатель создал необходимые условия для освобождения от наказания всех, кто случайно попал в сферу деятельности наркодельцов и обеспечил идеальные возможности для доказывания виновности тех, кто развивает наркоторговлю. Еще один пример из жизни наркополицейских и их клиентов. Девушка, сотрудничающая с полицейскими, звонит парню, с которым недавно познакомилась, и приглашает его на свидание, просит захватить с собой гашиш, чтобы «растопить лед». Парень приезжает в назначенное место, но там вместо девушки его ждут полицеские и «берут» на хранении наркотика без цели сбыта. В описанной ситуации налицо все признаки провокации, которая противоречит закону и лишает все полученные в ее результате доказательства какой-либо силы для суда. Провокация со стороны оперативных сотрудников в данном случае состоит в том, что умысел на незаконное приобретение и хранение наркотика сформировался у молодого человека лишь благодаря деятельности этих сотрудников. Иными словами провокация – это подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению действий, связанных с незаконным оборотом наркотиков, совершенные сотрудниками правоохранительных органов или лицам, привлекаемыми ими для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Пример провокации со стороны оперативников из обзора практики Верховного Суда. Ф. осужден по приговору Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 24 ноября 2004 г. с учетом изменений, внесенных в приговор судом надзорной инстанции, по ч. 1 ст. 228 УК РФ и по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ. Он признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, а также в незаконном хранении наркотических средств в крупном размере. Однако, расценивая действия Ф. как уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ст. 228.1 УК РФ, суд не учел, что субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины, то есть умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств. Согласно приговору Ф. наличие умысла на сбыт наркотических средств отрицал, утверждая, что 31 августа 2004 г. он созвонился с З., который продавал компьютер, и договорился о его приобретении, через некоторое время З. позвонил ему сам и сказал, что вместо денег за компьютер возьмет наркотики. Поскольку Ф. хотел подарить своему ребенку компьютер, то решил на имеющиеся деньги приобрести наркотики и передать их З., купив у женщины цыганской национальности наркотики, встретился с З. З. действовал в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «Проверочная закупка». Ф., не имея наркотических средств для сбыта, для выполнения просьбы З. приобрел у женщины цыганской национальности героин. Из материалов дела усматривается, что какие-либо данные, свидетельствующие о том, что Ф. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц, отсутствуют. В приговоре не содержатся доказательства того, что Ф. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции. Из этого следует, что действия Ф. по существу были спровоцированы сотрудниками милиции, фактически совершавшими подстрекательство к совершению Ф. сбыта наркотика. Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства. Действия Ф., совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся во втором абзаце пункта 14 постановления Пленума от 15.06.2006 N 14. В связи с этим Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор и последующие судебные решения по делу в части сбыта наркотического средства, а дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления. Этот же приговор в части осуждения Ф. по ч. 1 ст. 228 УК РФ оставлен без изменения. Заметим, что подсудимый Ф. по причине такой «ошибки» сначала следователя, а потом судей (причем судов нескольких инстанций!) провел немало времени под стражей по обвинению в совершении особо тяжкого преступления, которого он не совершал. К сожалению, принципом «лучше оправдать десять виновных, чем обвинить одного невинного» наша судебно- правоохранительная система не руководствуется. Под незаконным приобретением наркотических средств понимается их покупка, обмен, получение в дар (а не только за деньги!), любые сделки, сбор, присвоение найденных наркотиков. Хранением без цели сбыта считаются любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением наркотических средств у виновного при себе, при этом не имеет значение время хранения (хоть несколько секунд). Если наркотики обнаружены в помещении, в тайнике и других местах, где проживает заподозренный в хранении наркотиков, то требуется доказать, что это его наркотики, даже если он сам не будет отрицать их принадлежность ему. Принадлежность обнаруженных наркотиков конкретному лицу должна быть доказана стороной обвинения, как и доказано то, что виновный понимал, что хранил наркотические средства. Незаконное приобретение либо хранение наркотических средств без цели сбыта означает, что виновный никому и никаким способом не намеревался передать наркотические средства (не продавал, не дарил, не менял, не давал взаймы, не вводил инъекций своих веществ другому лицу и т.п.).

        Или по какому принципу действуют наркополицейские. Им каким то образом в руки попадается наркопотребитель. Вариантов множество, например: случайно сам наркопотребитель где то «спалился» в состоянии наркотического опьянения, или в результате ОРМ: «проверочная закупка», «наблюдение», «прослушивание телефонных переговоров». И, оперативные сотрудники, (в лице уголовного розыска) взяв этого наркопотребителя посильнее за «яйца», оказывая психологическое давление, предлагая сделку со следствием и пугая сроком наказания, в случае отказа. И это давление может длиться длительное время (до суток вымогают необходимые показания). Не давая при этом сходить в туалет, обычное явление. И это в лучшем случае…..Далее и часто так происходит когда простой наркопотребитель молодой парень, периодически курящий гашиши и марихуану, оказываясь в ловушке которую устроили ему наркополицейские, начинает всех своих друзей наркопотребителей «сдавать», при чем зная что они, его друзья, сбытом наркотических и иных веществ, не занимаются, а помогут друг другу «достать» в случае необходимости.

    Что собственно и происходит. Пойманный, курильщик легких наркотиков, начинает писать, звонить своим друзьям с просьбой помочь ему приобрести наркотик. Кто то из друзей отзывается и помогает, и в капкан попадают еще плюсом, (возьмем по минимуму) допустим минимум двое человек.

   Забыл указать, что первый пойманный наркопотребитель, уже будет действовать в рамках проведения ОРМ, то есть ведется прослушивание телефонных переговоров, изымается информация из социальных сетей, проводится наблюдение и т.д.

      Далее эти пойманные начинают работать с оперативными сотрудниками и по такому же принципу «сдают» своих друзей.

       Самое главное из этого всего что, всех, независимо от корыстных побуждений, которых нет, а есть желание одного друга помочь приобрести своему товарищу, так как друг другу периодически помогали с приобретением наркотика, поскольку вместе курили, будут привлечены к уголовной ответственности за сбыт.

     Сбыт наркотических средств и психотропных веществ – тяжкое (особо тяжкое) преступление (в зависимости от количества наркотика), при этом для привлечения к уголовной ответственности не имеет значения ни количество передаваемого наркотика, ни то обстоятельство, передавался он за деньги или же безвозмездно. Не может признаваться сбытом выброс наркотиков на свалку, введение инъекций одним лицом другому, если наркотик принадлежит последнему, либо приобретен этими лицами для совместного употребления. Если удалось с помощью мобильного телефона сделать фиксацию досмотра, либо достоверно знать, что факт досмотра наблюдал кто-то из знакомых, не спешите сообщать об этом тем, кто вас досматривал. Воспользуйтесь правом обратиться к адвокату, и тогда будет меньше проблем с изобличением тех, кто создает видимость эффективной деятельности в борьбе с наркомафией, подбрасывая наркотики. Судебная практика свидетельствует о том, что подкладывают наркотики нередко во время тех досмотров, что проводят на месте задержания. Если вы почувствовали, что во время досмотра в вашу одежду что-то подложили, и вы не можете от этого избавиться, например, в силу того, что вам надели наручники, не оказывайте никакого сопротивления тем, кто это сделал. Для того, чтобы достойно выйти из ситуации, в которой вы оказались, лучше дождаться того, когда «ярые борцы с наркомафией» будут вынуждены доставить вас в служебное помещение полиции, где им потребуется составить протокол об изъятии того, что они подложили, при участии понятых. Вот им-то и надо все рассказать о действиях тех, кто доставил вас в полицию, а также записать об этом в протокол в присутствии понятых. В практике имел место случай, когда по подозрению в приобретении и хранении наркотиков была задержана девушка, досмотр которой был проведен на месте её задержания. А затем, в присутствии понятых, решили провести изъятие имеющихся у неё наркотиков. Однако личный досмотр задержанной с участием понятых никаких результатов не дал. Сотрудница полиции, проводившая досмотр, это обстоятельство в протоколе не зафиксировала, вышла из помещения, где проводился повторный досмотр, а когда вернулась, то попросила задержанную вновь разуться и показать ей ботинки. Опустив руку в ботинок, сотрудница полиции достала из него сверток из фольги, в котором оказался порошок, содержащий героин. Факт такого изъятия, конечно, был зафиксирован в протоколе. Этот случай убедительно свидетельствует о том, что каждый раз во время досмотра и изъятия надо просить понятых осмотреть руки того, кто собирается ощупывать ваши карманы и вещи, а также требовать в протоколе подробного изложения всего порядка досмотра и изъятия, что облегчит установление фальсификации при изъятии. Не стесняйтесь узнать, кем являются лица, которых пригласили в качестве понятых. Понятым может быть любое, не заинтересованное в исходе дела, совершеннолетнее лицо. Если одни и те же лица с одними и теми же сотрудниками полиции участвуют в качестве понятых при досмотрах и выемках, то их нельзя считать не заинтересованными. Их следует считать штатными понятыми, а таких быть не должно. Понятые вправе делать замечания по поводу совершаемых процессуальных действий и требовать занесения их в протокол. Лицо, у которого были изъяты наркотики, имеет право не только подписать протокол, внеся в него свои замечания и ходатайства, но ему обязаны выдать копию протокола. Получения копии протокола следует добиваться всегда. Это также гарантирует от возможных фальсификаций с записями в протоколе. Закон позволяет воспользоваться услугами адвоката с момента задержания. Этим правом надо воспользоваться во всех случаях при доставлении в полицию и ходатайствовать о вызове адвоката перед тем, кому поручили проводить с вашим участием процессуальные действия. Если эту просьбу оставляют без внимания, также сделайте запись в любом из протоколов, который вам дадут на подпись. Только в этом случае есть надежда на то, что фальсификация с доказыванием незаконного приобретения или хранения наркотиков у тех, кто её задумал, не пройдет. От получения копий любых документов, которые можно получить, никогда не надо отказываться.

                                                                   ♦ Наркоконтроль – это не то что вы                                              думаете, а  гораздо хуже

     Изменения в Уголовный кодекс об ответственности за преступления, связанные с наркотиками, вступившие в силу с 01.01.2013  читайте  здесь.

    Важно помнить, что по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков, как ни по каким другим, важно обращение к квалифицированному адвокату, которому Вы доверяете (и ни в коем случае, не к назначенному следователем), с самых ранних этапов расследования. 

Связаться со мной