Позиция Европейского суда по засекреченным свидетелям и потерпевшим по уголовным делам.

В соответствии с позицией Европейского суда по правам человека, п. 1 и подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции требуют, чтобы трудности защиты в достаточной мере уравновешивались судебной процедурой, а обвинительный приговор не должен основываться единственно или в решающей степени на анонимных утверждениях.

Согласно постановлению ЕСПЧ «Ван Мехелен и другие против Нидерландов», как следует из материалов дела, офицеры полиции, являвшиеся анонимными свидетелями по делу, допрашивались следователем в отдельной комнате, куда обвиняемые и их защитник не имели доступа. Общение производилось по звуковому проводу. Защита не знала личности свидетелей, была лишена возможности следить за их поведением, как это было бы при прямом допросе, а значит, и проверить надежность этих показаний. ЕСПЧ указал, что если необходимо применение мер безопасности в целях защиты жизни и здоровья свидетелей, то желательно, чтобы применялся такой порядок допроса, который позволял бы минимизировать ограничение прав стороны защиты. Достаточной судебной процедурой, уравновешивающей анонимность допроса свидетеля, является его заслушивание в присутствии не только судьи, но и адвоката, который имеет возможность наблюдать и оценить поведение свидетеля во время допроса.

Так, согласно позиции ЕСПЧ, показания анонимного свидетеля могут быть положены в основу обвинительного приговора, если только эти показания были получены в результате допроса свидетеля перед независимым и беспристрастным судом с участием сторон при соблюдении состязательности процесса.

Судье должна быть полностью известна личность свидетеля. Подсудимому и его защитнику она может не сообщаться, однако в любом случае защита должна иметь возможность присутствовать при допросе свидетеля на условиях, позволяющих наблюдать за поведением допрашиваемого и задавать ему вопросы. В то же время суд допускает, чтобы при допросе свидетеля присутствовал только защитник подсудимого, если устранение обвиняемого от участия в допросе необходимо в целях защиты свидетеля. Кроме того, засекречивание свидетеля должно иметь достаточное обоснование. В связи с этим одна только тяжесть инкриминируемых преступлений не может считаться достаточным основанием для принятия такого решения.

Таким образом, суду должны быть представлены фактические данные, свидетельствующие о необходимости защиты анонимного свидетеля.

Как указано в постановлении по делу «Доорсон против Нидерландов» ЕСПЧ определил, что «принципы справедливого суда требуют того, чтобы в соответствующих случаях существовал баланс между интересами защиты и интересами свидетелей или жертв, вызванных для дачи показаний, поэтому обвинительный приговор не должен основываться только или в решающей степени на анонимных утверждениях».

Засекречивание свидетеля имеет смысл, лишь когда до инцидента осужденный и свидетель знакомы не были.         Допрос, очная ставка и опознание с участием засекреченных лиц проходят в условиях, исключающих визуальное наблюдение и с использованием технических средств, изменяющих голос.

Данные о засекреченных свидетелях могут быть раскрыты только по решению суда после заявления сторонами обоснованного ходатайства (ч. 6 ст. 278 УПК).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *